«У нас не прогрессивная, а регрессивная налоговая шкала»

Торгово-промышленная палата не предлагала повысить налоги до 45% для высокооплачиваемых россиян. Дискуссия шла вокруг инициативы немного, на 1%, увеличить НДФЛ для людей с доходами выше среднего, а для малоимущих его вовсе отменить. Об этом в интервью «Известиям» на ПМЭФ-2021 рассказал президент ТПП Сергей Катырин. А также высказал свое отношение к госрегулированию цен на продовольствие.

— Вы недавно обратились в правительство с просьбой отменить регулирование цен. А также предложили ввести субсидию на продовольствие для малоимущих. Ваши предложения нашли понимание, есть обратная связь?

— Темы госрегулирования цен и поддержки населения хоть и взаимосвязаны, но из разных областей. В принципе, о помощи наиболее нуждающимся гражданам мы говорили гораздо раньше, чем взлетели цены. Суть инициативы простая и очень прагматичная с точки зрения бизнеса. Субсидия на продовольствие — это возможность для людей более полноценно организовать питание свое и семьи.

Проблема в том, что люди, у которых мало средств, потребляют мало рыбы, мяса, фруктов и овощей, заменяя их в рационе на хлеб, макароны и т.п. Неважно, как организовать помощь технически — наверное, проще всего в виде выплаты на банковскую карту определенной суммы. Суть в том, что эти деньги можно потратить только на продукты, произведенные в России, причем в определенный срок, например, в течение месяца. И сразу достигается несколько целей. Первая — поддержка семей, вторая — поддержка российского производителя, третья — никакого государственного регулирования цен.

Что касается госрегулирования, то даже на своем веку я застал много проявлений последствий подобных мер. Это были и карточки, и ситуации, когда в 1960-е годы в магазин приходили все члены семьи, чтобы взять побольше хлеба. Мы это всё проходили, любое такое регулирование цен приводило к дефициту, поскольку никто не будет производить себе в убыток. Тем более что у государства сегодня много рыночных инструментов. Например, через таможенные пошлины, субсидирование процентной ставки по кредитам для производителей.

— Но это деньги из бюджета.

— А как вы хотите? Бесплатно ничего не получится. Бесплатно только дефицит и его последствия.

— Вы нашли в правительстве поддержку по продовольственным субсидиям?

— Абсолютно. Во-первых, президент поручил рассмотреть этот вопрос. Во-вторых, с предложением о продовольственных субсидиях недавно выступил глава ЛДПР Владимир Жириновский. Так что тема витает в воздухе.

Но мы, как я говорил, предлагали эту меру давно, еще года два назад. И тогда нас обвинили в том, что мы хотим ввести карточную систему, вернуться в Советский Союз и так далее. Никто там наши аргументы не слушал.

Но, слава Богу, сегодня не только мы об этом говорим, но и депутаты Госдумы. Президент услышал, что эта тема серьезная. Хочу еще раз подчеркнуть, что эта мера одновременно и социальная, и экономическая.

— Центробанк за весну уже дважды повышал ключевую ставку в общей сложности на 0,75%. Предприниматели просчитали, как изменится для них кредитная нагрузка?

— Как вы понимаете, радости никто не испытал, поскольку повышение ключевой ставки приводит к удорожанию кредитов. А у нас и так доступ к кредитным ресурсам не очень высокий, если говорить о малом бизнесе прежде всего.

Но что делать? ЦБ борется с инфляцией, которая может быть страшнее, чем такое повышение ключевой ставки. Были времена, когда инфляция просто съедала сбережения.

— Сегодня на ПМЭФ, как показалось, встал вопрос о повышении налогов. Об этом говорили и помощник президента Максим Орешкин, и глава Минфина Антон Силуанов. Например, Максим Орешкин отметил, что это общемировая тенденция — для снижения усугубившихся в пандемию дисбалансов в доходах правительства в разных странах склоняются к увеличению соцподдержки нуждающимся за счет повышения налогов. Как вы считаете, это уже решенный вопрос, или правительство пока воздержится от повышения налогов?

— У меня не сложилось впечатления, что этот вопрос окончательно решен. Важно еще посмотреть, о каких налогах идет речь. Я не знаю, о чем сейчас говорил Максим Орешкин и другие коллеги, но я бы поддержал перераспределение. Я понимаю, что у меня, наверное, немного сторонников, но я всё-таки приверженец прогрессивной налоговой шкалы.

— Она же теперь фактически такая и есть.

— Вовсе нет. Вы говорите о 15% НДФЛ для тех, кто получает в год свыше 3 млн. рублей. Так она не прогрессивная, а регрессивная, поскольку бедные платят большую долю от своих зарплат. Если у человека зарплата 12 тыс. рублей, то с нее в бюджет и внебюджетные фонды уходит 43%. А если человек зарабатывает от 122 тыс. рублей в месяц — то эта налоговая доля снижается до 30% за счет лимитов, которые устанавливаются для начисления взносов в Пенсионный фонд и Фонд социального страхования. Поэтому я и говорю про перераспределение нагрузки.

— Недавно топ-Яндекс возглавляла новость, что ТПП предложила увеличить НДФЛ на высокие зарплаты до 45%. Это действительно так и было?

— Кто-то неправильно понял дискуссию, которая развернулась у нас в палате, и написал, что ТПП предлагает установить ставку НДФЛ 45% вместо 15% для самых высокооплачиваемых граждан. Глупость несусветная. Шла дискуссия о налоговой нагрузке на фонд оплаты труда, а это не только 13–15% НДФЛ, но еще и взносы во внебюджетные фонды.

— Да, было, конечно, удивительно от имени ТПП услышать предложение о повышении нагрузки на бизнес и граждан.

— Бред, конечно. Мы даже опровергать не стали. Хочу только отметить, что в той дискуссии говорилось совсем о другом. Мы говорили о том, чтобы повысить на 1% НДФЛ для тех, кто получает свыше 100 тыс. рублей в месяц. При этом тех, кто получает меньше 12 тыс., вовсе освободить от этого налога. Вот о чем был разговор.

— А в отношении бизнеса вы поддерживаете увеличение налоговой нагрузки, чтобы бюджет имел средства для социальной поддержки граждан?

— Сначала надо бы разобраться с неналоговыми платежами, о чем мы уже пять лет кричим, а воз и ныне там. Даже дошли до принятия законопроекта, мы его подготовили, с Минэкономразвития договорились, Минфин поддержал. Внесли в Госдуму, а там посмотрели, подумали и говорят: а давайте мы сделаем наоборот. И вместо отмены внесем шесть неналоговых платежей в Налоговый кодекс.

Вот это называется разворот на 180 градусов. Мы просили освободить от них, а их приравнивают к налогам, а это уже совсем другая мера ответственности.

Так до сих пор этот вопрос и болтается между землей и небом, никуда не прикрепились эти неналоговые платежи. А их неимоверное количество. Есть разные оценки: кто-то говорит, что 50–60, а кто-то — что и все 70.

— Неужели так много?

— Подозреваю, что может быть и больше с учетом того, что в каждом порту есть якорный, причальный, еще какой-то сбор и так далее. Никто не знает, куда идут эти деньги, кто за них и где отчитывался когда-нибудь. Не все, конечно. Например, дорожные соответственно направляются на строительство дорог. Но есть и вовсе абсурдные, как у Ильфа и Петрова в «Двенадцати стульях» — плата за осмотр Провала. Кто угодно может встать и собирать эти неналоговые платежи.

Источник: https://iz.ru/1173869/anna-kaledina-elena-likhomanova/u-nas-ne-progressivnaia-regressivnaia-nalogova....



04.06.2021
377






Новости членов палаты